Скромному саратовскому банкиру запросили больше, чем Хотину и Маркус

Скpoмнoмy capaτoβcкoмy 6aнкиpy зaπpocиλи 6oλbшe, чeм Xoτинy и Mapкyc

Председателю правления «Экономбанка» грозит 23 года - это самый большой срок в банковской истории России.

Саратов может в очередной раз добиться сомнительной славы. На этот раз – благодаря беспрецедентно жесткой мере наказания для провинциального банкира, на которой настаивает прокуратура.

За монетку, за монеточку

О требовании прокуратуры Волжского района стало известно в ходе недавнего заседания в стенах суда, где с 2023 года идет процесс по делу о выводе активов АО «Экономбанк». Обвиняемыми проходят 14 человек вместе с экс-предправления банка Матвеем Сусловым, его первым заместителем Денисом Кононовым и бывшим главой юридической службы Андреем Бабичем.

Бывшему руководителю банка вменяют отмывание денег, преднамеренное банкротство организации и создание преступного сообщества. запрошенный обвинением срок выглядит фантастическим - 23 года. По версии следствия, ОПС под руководством Суслова с 2014 года выводила средства через заведомо невозвратные кредиты, чем нанесла банку ущерб на сумму более 1 млрд рублей.

Итак, установленный следствием ущерб – более 1 млрд рублей, и за него для экс-председателя правления банка Матвея Суслова прокуроры требуют 23 года «строгача». Посмотрим, какие сроки «выписывала» российская Фемида звездам отечественного банкинга. И по какому поводу?

Буквально в марте этого года завершился скандальный процесс против экс-владельца банка «Югра» Алексея Хотина. Замоскворецкий суд Москвы вынес приговор бывшему банкиру – 9 лет колонии общего режима. Хотина и сообщников обвиняли в растрате 23 млрд рублей, но в приговоре зафиксирована сумма в 17,3 млрд рублей в пользу пострадавших вкладчиков банка «Югра».

Эта новость на выбранную тему - самая свежая по хронологии. А вот самая близка по географии, и касается она АКБ «Экспресс-Волга», который когда-то был звездой среди самостоятельных банков региона, затем вошел в столичный «Пробизнесбанк» и влился в группу «Лайф». В 2015 году у «Пробизнесбанка» была отозвана лицензия (причина - проведение высокорискованной политики, размещение финансов в низкокачественные активы), и это подкосило всех членов группы «Лайф».

У разных банков, входивших в группу, - разная судьба. В «Пробизнесе» обнаружилась дыра в 83 млрд рублей, Следственный комитет России доказал, что большая часть средств выводилась за границу. В рамках дела СКР намеревался допросить экс-президента банка Сергея Леонтьева и двух бывших председателей правления «Пробизнеса» Александра Железняка и Дмитрия Дыльнова. Однако сделать этого так и не удалось: все трое покинули Россию.

Дмитрий Дыльнов долгое время был председателем правления «Экспресс-Волги», которую после санации поглотил Совкомбанк. Что интересно, бежавший за границу Дыльнов так и не стал фигурантом уголовного дела, его нет в числе обвиняемых в решении Никулинского суда Москвы (вынесено в 2019 году), где менеджеры «Пробизнесбанка» получили от 3 до 7 лет колонии за растрату 2,4 млрд рублей. При этом правоохранители считали авторами схемы увода банковских средств президента Пробизнесбанка и сооснователя группы «Лайф» Сергея Леонтьева и предправления Александра Железняка.

По версии следствия, схема заработала в 2014 году, но как в конечном итоге из числа обвиняемых выпал последний предправления Дмитрий Дыльнов – загадка.

Зато арбитражный суд Москвы про Дыльнова не забыл: по ходатайству АСВ в рамках субсидиарной ответственности на имущество и деньги первых лиц банка и группы «Лайф» в 2020 году был наложен арест на сумму 62,025 млрд рублей (размер непокрытых обязательств перед кредиторами). В списке из 6 человек фигурирует и Дмитрий Дыльнов, арбитраж отметил «недобросовестное поведение» членов списка, а также подчеркнул, они могут принять меры по выводу ликвидного имущества из их собственности.

Впоследствии деньги «Пробизнесбанка» всплывали на Островах Кука и в княжестве Лихтенштейн, бывший топ, совладелец «Лайфа» Александр Железняк, проживающий в США, под присягой заявлял, что подвергался чекистскому рэкету со стороны со стороны экс-начальника банковского отдела управления «К» ФСБ России Кирилла Черкалина, но о Дыльнове никаких новостей так и нет.

А для известных саратовский финансистов Виктора и Геннадия Шмидтов банкротство их детища - «Поволжского немецкого банка» - вообще закончилось всего лишь легкой нервотрепкой. Банк был признан банкротом в 2010 году, конкурсное производство завершилось в сентябре 2016 года. Кредиторы требовали с банка свыше 2,5 млрд рублей, но было удовлетворено всего 39% от установленных судом требований. Главная причина – выдача средств членам группы WDB, в которую входил и сам банк. Транши на пользу не пошли – сами получатели тоже попали в банкротство.

АСВ утверждало, что банкиры просто выводили средства, раздавая их предприятиям, уже не подававшим признаков жизни, но суды трех инстанций сочли эту версию недоказанной. Не нашли поддержки в суде и попытки ликвидатора оспорить ряд сделок, не дала результата и попытка ликвидатора привлечь бывших топов ПНБ к субсидиарной ответственности на сумму 1433 млн рублей. Не удалось добиться и возбуждения уголовного дела в отношении руководства ПНБ по ст.196 УК РФ (преднамеренное банкротство).

Наконец, вспомним самую скандальную страницу в истории российского банкинга – дело ООО «Внешнеэкономический промышленный банк». Лицензия была отозвана в 2016 году, на тот момент обязательства «Внешпромбанка» были больше активов на 187,4 млрд рублей, позднее «дыру» оценили в 210,1 млрд рублей. Клиентами банка были «Транснефть», компании, связанные с "Газпромом", ГК Акрон, «Суммой». В нем держала счета московская патриархия, среди вкладчиков были жены экс-министра обороны Сергея Шойгу и бывшего вице-премьера Дмитрия Козака, родственники экс-главы Олимпийского комитета России Александра Жукова, многие звезды шоу-бизнеса.

Сооснователь банка Георгий Беджамов успел сбежать за границу, но его сестра Лариса Маркус, также стоявшая у истоков ВПБ, в 2017 году получила по приговору суда 9 лет лишения свободы. Суд вменил ей мошенничество и растрату на сумму 114 млрд рублей.

В 2021 году Российский аукционный дом выставил на торги имущество женщины на 672 млн рублей, в том числе бывшие офисы «Внешпромбанка», земельные участки в Подмосковье, автомобиль Mercedes-Benz 2010 года. Но это –капля в море, причем имущество мошенницы загадочным образом продолжает расти. В 2022 году, как выяснилось, на нее была оформлена элитная недвижимость в столице.

Еще интереснее идут розыски богатств ее брата Георгия Беджамова. В 2019 году Высокий суд Лондона заморозил активы банкира на общую сумму 1,75 млрд долларов, из них 100 миллионов долларов это виллы в Франции и Италии, дома в Лондоне и во Франции, а также отель в Швейцарии. За этим последовали новые находки в Италии, США, Израиле, Латвии, Монако. Однако далеко не все из найденного идет на компенсацию пострадавшим от мошенников. Парк самолетов и яхт беглого финансиста оказался заложен в европейских банках, часть люксовых авто Беджамов успел продать и пустить средства на адвокатов.

А не многовато ли?

На фоне этих циклопических богатств «миллиард с гаком» Матвея Суслова сотоварищи смотрится как-то уж очень по-сиротски. А срок, который требуют прокуроры для бывшего председателя правления «Экономбанка», - зашкаливает все разумные пределы. Говорят, корни неслыханной суровости надзора следует искать в истории.

В 2015 году АО «Экономбанк» оказался на грани разорения, от отзыва лицензии спасли только депозиты «физиков» - вклады населения составили столь солидную сумму, что Агентство по страхованию вкладов приняло решение о санации банка. Всех конкурентов обошел ПАО «Меткомбанк», подконтрольный олигарху Виктору Вексельбергу. Рассказывают, что на его стол сначала легла некая справка о том, что проблемы «Эконома» незначительны, а потому нарваться на «дыру» в 2 млрд рублей олигарх никак не ожидал.

В 2017 году стало известно, что по фактам хищений в кредитном учреждении возбуждено сразу 7 уголовных дел. По версии правоохранителей, несколько лет бывший менеджмент под руководством Матвея Суслова (сын основного владельца и председателя правления Александра Суслова) выводил из банка сотни миллионов рублей, дорогостоящую недвижимость и ценные бумаги. Утечка капитала не была очевидной благодаря притоку вкладов, но полностью замаскировать негативные тенденции депозиты не могли.

«БВ» обратил внимание на странности в жизни солидного учреждения давно. В 2013 году кэптивный страховщик ООО «Страховая компания «Экономстрахование» потерял право распоряжаться 40,076% акций банка и вышел из числа акционеров, в том же году основатель банка, основной его владелец, член совета директоров Александр Суслов продал 17% своих акций инвесткомпании «Таск Квадро Секьюритиз». В результате доля Суслова-старшего сократилась до 20,011% голосов. В 2014 году в банке появились новые акционеры, были утверждены в новой редакции базовые документы ЗАО. А в 2015 году случился крах.

Брокерская контора «Таск Квадро Секьюритиз» обещала привлечь инвестиции в недооцененные непубличные российские компании, но в реальности брокеры продавали активы клиентов на бирже, а деньги выводили. Это стало известно после того как один клиент случайно узнал, что утратил акции на 1,2 млрд рублей. Грянул скандал, СМИ писали об ущербе в 3 млрд рублей. Среди подавших иски фигурировал и «Экономбанк». Он требовал с брокерской конторы вернуть кредит на 200 млн рублей. Кроме того, как установило АСВ, в конце 2014 года у банка был портфель ценных бумаг в сумме 2 млрд рублей, однако он был похищен ИК «Таск Квадро Секьюритиз», у которой находился в управлении. Чтобы выполнить нормативы ЦБ, банку пришлось снизить величину собственных средств (капитала) до отрицательной величины, что и привело затем к санации «Эконома».

Казалось бы, все очевидно, но как выяснил «БВ», московский арбитраж почему-то не пустил «Экономбанк» в реестр кредиторов брокерской конторы. Суд не увидел доказательств права собственности банка на ценные бумаги, а также их зачисления на счета ИК «Таск Квадро Секьюритиз», и этот отказ устоял во всех инстанциях арбитража.

Кроме того, «БВ» обнаружил, что банк активно использовал ряд компаний для финансовых схем, в том числе с использованием векселей, не обеспеченных реальными активами.

Но оказавшиеся на скамье подсудимых Суслов и его контрагенты давно заявили о том, что все доказательства против них сфабрикованы, а между тем обвиняемого Дениса Кононова прокуратура предложила отправить в колонию на 21 год и выписать ему штраф в 900 тысяч, Андрею Бабичу предлагают назначить 20 лет строгого режима и 1 млн рублей штрафа. Также обвиняемым предъявлен гражданский иск на 2 млрд рублей. Намерения прокуроров в отношении остальных фигурантов пока неизвестны. Очередное заседание суда состоится сегодня. Посмотрим, что решит судья Волжского районного суда Виктор Кучко.

Справка «БВ». Матвей Суслов был задержан весной 2017 года, несколько месяцев провел под стражей, в октябре 2018 был отпущен под подписку о невыезде. Следствие вело ГСУ ГУ МВД области, оно закончилось в декабре 2022 года, его итог - 321 том основных материалов плюс 2 тысячи томов доказательств. На имущество обвиняемых наложен арест на сумму свыше 2 млрд рублей и 41 млн долларов США. Суслову и его коллегам вменяют отмывание средств (ст. 174 УК), преднамеренное банкротство кредитного учреждения (ст. 196 УК), организацию преступного сообщества (ст. 210 УК), мошенничество (ст. 159 УК).

rucompromat